Ручное ткачество основное ремесло Чон-Алайского района, которое имеет богатую и уникальную историю...

«Три дня идешь на северо-восток, поднимаясь все выше и выше по горам, и приходишь на самое высокое место в мире, где по равнине между двумя горами протекает река. Это самые лучшие летние пастбища в мире. Здесь даже самый тощий скот жиреет за десять дней. Тут много диких зверей. Здесь также много диких баранов (архаров), рога которых достигают от четырех до шести пядей. Местные скотоводы делали из них посуду. Из этих рогов делали также ограждения для скота».

Марко Поло Чон-Алайская долина 1272 год

 

Рожденная в шерстяном платке

1959 год, январь, на дворе стоял жуткий холод. В этих краях зима суровая, по обыкновению пора самых тяжких испытаний для ее жителей. Испытание - прежде всего на прочность веры! В это самое время у дочери Паиз байбиче и снохи Мастуры Гюлалсал уже третий день продолжались роды. Паиз байбиче суетилась вокруг дочери, поделать ничего не могла, вся исстрадалась. Тем временем Мастура байбиче сидела спокойно, уверенно делала свои обряды, она была эмчи, лекарем! Эмчи - человек редкого явления у горных племен, они носители сакральных знаний, у которых была необыкновенная способность вызволять людей из бед и страданий. Мастура байбиче была как раз их таких.

В маленькой юрте у костра в селе Кулчу шла борьба за жизнь, это был случай, когда великий холод и огонь - две стихии усмирились перед волею человека. Роды идут, эмчи сняла клубок пряжи с веретена и положила под Гюлалсал несколько раз проговаривая «усиливайся!» (күчөн), руки снохи цепко держались за кереге. Гюлалсал держалась из последних сил, еще чуть дольше и она потеряла бы сознание. Мастура байбиче сделала все, что нужно было, она потратила немало усилий, чтобы Гюлалсал наконец-то родила! Эмчи тяжело отпустила руки от стопы снохи и приутихла на мгновение.

Гюлалсал родила дочь. Посиневшее бездыханное тело новорожденной не издавало ни звука. Три дня, это было мучительно долго! У Паиз байбиче слезы высохли, она еле хриплым голосом выдала «бедняжка задохнулась, мы ее потеряли» и безнадежно отпустила маленькое тело. «Кудагый, довольно твоих шаманских штучек, ты явно постарела, дара былого нет, лучше займись снохой, ее спасай, а малышке отрежьте пупок и положите ее в сторонку уже» - сухо сказала Паиз байбиче.

От этих слов в юрте все застыло, одна лишь Мастура байбиче знала, что делать дальше и спокойно взяла малышку, велела зажечь костер побольше. Настелила у костра золу от кизяков и поверх платка положила малышку. Сказала: «ее душа теплится, она еще не ушла!». В юрте все зашевелились, не ведая, что на самом деле происходит, келинки начали исполнять все повеления лекарши. В один миг поставили пустой казан на костер и по указанию эмчи стали в него жечь арчу и горький перец. Велела она еще принести конскую узду, перевернула раскаленный котел с дымящей арчой и начала бить уздой об котел, удила бились, издавали звон, звон мягко рассеивался в пространстве, чувствовалась вибрация по телу. 

Немного погодя уже оттепленным казаном накрыли малышку сверху. Теплом внутри послед полностью вышел. Еще несколько раз она проделала прогревание с котлом и арчой. «Аргымак аттай арыштап, азынап тура кой, балам» (Сделай шаг, прокричи и встань дитя как жеребец) шептала ей она на ушко. Так прошло несколько часов, все вокруг стояли и молча смотрели на происходящее. У малышки вдруг появилось белое пятно на ухо, и это пятно начало разрастаться. Тело мгновенно побелело, она чихнула, затем последовал долгожданный крик, плач! Это был, плач жизни, плач оправданной надежды!

Счастью не было границ. Обе байбиче выстрадали и вымолили ребенка. Так дочери Гюлалсал дали имя Бузарбап, что означало вымоленная, долгожданная!

Посвящение в мастерицы

Бузарбап росла очень чуткой. Ее мать Паиз байбиче, углядела в ней искусную мастерицу. Начала ее учить прясть пряжу, шить. А потом уже ткать. Каждая будущая мастерица в Чон-Алае получает задание от матери в качестве инициации в это древнее ремесло, которая и определит будущее девушки. Так Паиз байбиче для испытания своей дочери заказывает дедушке Таиз специальные инструменты для ткачества. Юная Бузарбап получает задание сделать терме из 7 размахов рук. Это была поистине тяжелая, невыполнимая работа для такой маленькой девочки, вспоминают теперь дочери Бузарбап, удивляясь силе и воле матери.

Конечно, Бузарбап справилась с этой задачей, и терме, что она тогда ткала до сих пор хранится, теперь уже как семейная реликвия! Данная работа открыла мастерице жизненную дорогу. Сейчас Бузарбап одна из лучших мастериц по ручному ткачеству по всей стране. Для Чон-Алайцев ручное ткачество больше чем просто ремесло, оно тесно переплетено с их судьбами, с их верой и душой.

Узоры как смысл Жизни

Бузарбап вырастила 6 детей, помогла им найти свой путь развития, местным женщинам- рукодельницам помогла объединиться в рамках различных проектов и частных инициатив, одной из которой является женский кооператив женщин села Кашка-Суу, действующий с 2007 года. Слушая Бузарбап можно четко увидеть, как на самом деле может органично сочетаться в одном человеке размах души и духа в его естественном виде, без каких-либо клише и стереотипов.

Чон-Алай сохранил простоту у людей, поэтому их знания о своем ремесле несет больше предметный характер, ведь они приучились жить ощущениями необходимых только для их жизни вещей. Их среда иная, отчасти можно сказать, правда реальной жизни четко дает о себе знать, поэтому для Чон-Алайцев многие смыслы обыденны, как само собой разумеющиеся явления. Они не постигают смысл всего того, что их окружает, живут просто, как если бы река всегда текла по своему руслу.

В наших узорах и орнаментах отражен, прежде всего, закон развития нашего мира!
При этом женщины-мастерицы всегда чувствовали причастность ко всему, что происходило вокруг их жизни. Это ярко выражается в их работах. Они выросли с четким осознанием соединения и некой связи с живыми и неживыми существами, среди которых, собственно говоря, мы и находимся. В наших узорах и орнаментах отражен, прежде всего, закон развития нашего мира, то есть, вечное движение которое влечет за собой разные сложные интересные строения.

Народное творчество

Это когда личное проявление духа отражает твою принадлежность к тому истоку, от которого ты происходишь, то есть, узоры можно сказать сугубо личное выражение души, но которое становится видимой и значимой благодаря тому, что она будет передавать весь духовный опыт и культурное многообразие предыдущих поколений. Эта неразрывная связь, которая приобретается жизнью многих поколений.

Самобытность наших узоров выражается именно своей культурной особенностью, которая может быть создана только в своей среде, в среде, где величавые аксакалы на фоне белых заснеженных гор проходят вечным караваном эту жизнь, оставляя за собой сильные образы. А узоры как будто следы, оставленные нашими предками, их продолжить - наша задача. И это задача не ради задачи, которая обычно понимается, как необходимость оставить после себя какой-нибудь след. Цели такой, думаю, не должно быть, все должно происходить очень естественно, без рвений и упорства. Потому что, в таких делах, сила без разума и сердца становится временной и разрушительной.

 

Буниса ТЕРМЕЧИКОВА, село Сары-Могол, Чон-Алайский район

В Сары-Моголе все девочки-ткачихи ткут не хуже взрослых мастериц. Ткачество занимает особое место в их жизни, жизни в сложных климатических условиях, при которых можно заниматься только определенными видами хозяйствования, можно сказать, ручное ткачество сформировалось как стиль жизни, вобравший в себя еще и целый комплекс социально-культурных отношений. Поэтому, когда мы говорим о ручном ткачестве в Чон-Алае, мы имеем в виду не только само ремесло как таковое, а о стиле и образе жизни.

Буниса эже живет в Сары-Моголе, ей 57 лет, мать шестерых детей. Много лет занимается ткачеством профессионально. Все изделия, которые они делают для себя, имеют практическое применение в их жизни. А жизнь в Сары-Моголе протекает размеренно, спокойно. Оттого и люди здесь неспешные и немногословные.

Жители села отличаются от других сел своим говором и, прежде всего, небольшими культурными особенностями. Сложилось так, что Сары-Могольцы в большинстве своем унаследовали традиции Мургабских кыргызов. Несмотря на то, что история зарождения села имеет относительно недолгое время. Зато культура и быт местных жителей уходит вглубь веков.

«Я всегда была старательной в детстве, училась в школе только на отлично. Сильно хотела поступить в институт, только вот в те времена люди в наших краях еле как сводили концы с концами, поэтому все мои мечты получить высшее образование были несбыточными. Единственное, что нас спасло в те трудные годы - это было ткачество. У нас всегда была работа, зимой пряли пряжу, а летом ткали. Тогда я поняла, что значит иметь свое любимое дело, несмотря на трудности, которых бывает у нас немало, мы выжили и развиваемся благодаря нашему ремеслу».

У Бунисы эже, как и у многих женщин этого края, непростая история - замужество, рождение детей пришлось на советские годы, потом распад Советского союза, когда многие родственники волею судьбы оказались разделенными новыми границами – кто-то остался в Кыргызстане, кто-то в Таджикистане, приватизация, и многое другое пришлось пережить Бунисе и ее односельчанам. Но что всегда отличало ее – это особая преданность к своему ремеслу.

Все, что сегодня она знает, все ее навыки и знания традиционного ткачества она получила от своей матери, а та в свою очередь получила их от своей матери – и так эти знания и технологии передавались в течение нескольких веков. Сегодня Буниса эже радуется, что ее старшая дочь Шарипа пошла по ее стопам, продолжает искусство ткачества, а также занимается изучением народного ремесленничества еще и с научной точки зрения в одном из университетов Оша.

Женщины сегодня

В Сары-Моголе сейчас действуют два кооператива по сохранению и развитию ручного ткачества. Буниса эже является руководителем одного из них. Ее мечта – создание школы устатшакирт, где девочки получат возможность освоить мастерство ткачества и потом и передать его новым поколениям.

ВНУКИ БУНИСЫ

Салтанат КААРОВА, село Кызыл-Эшме, Чон-Алайский район

Салтанат проработала в местной школе более 30 лет, сейчас ей 60 лет. Она отличник образования, награждена медалью «Ардактуу Айым» Кыргызской Республики, является почетным гражданином Чон-Алайского района. За свою педагогическую деятельность внесла немалый вклад в развитие школы села Кызыл-Эшме, в которой она много лет проработала директором.

Сейчас она активно занимается ремесленничеством, ведет группу рукодельниц своего села. Несмотря на свою занятость в школе, Салтанат продолжала ткать и обучать своих девочек, потому что всегда трепетно относилась к наследию своей матери. 

Память рода

«Каждый раз, когда я берусь за ткачество, всегда вспоминаю маму. Все что сделано у нас дома, а это ковры, половики, терме, вышивки – это наша общая семейная память. В каждом изделии, мы, мастерицы, оставляем частичку себя, поэтому все, что нам остается от наших предков имеет большой смысл. Они нам оставляют свою память, молитву и благословение. Так и мы должны передать все только хорошее, светлое нашим детям, таков неписаный закон гор».

Село Кызыл-Эшме находится на высоте 2500 метров над уровнем моря недалеко от районного центра Дароот-Коргон. Село небольшое, проживают в нем около 2000 человек. В отдаленных районах горной местности кыргызы кочевали вплоть до середины 20-го века. Поэтому многие села образовались всего-то за последние 70-80 лет. Кызыл-Эшме - одно из таких сел. История этого села и многих других сел района показывает, что в Чон-Алае вся культурно-историческая ценность заключается не в определенных конкретных местах, а в родах, людях. Сами жители и их ремесло, быт – и есть пространство вне территории, которое когда-то перемещалось от одного места к другому.

Памир и Алай представляют одну культурно-духовную общность. Данное горное пространство имеет мировую славу за счет удивительной истории слияния культур и народов. Салтанат активно продвигает нравственные ценности среди односельчан, она хорошо знает историю долины и традиции, в силу наличия ее педагогических способностей ей это удается легко и непринужденно. Чон-Алайцы любят слушать, особенно если это слаженная, красивая речь. Они дорожат словом.

У Салтанат есть заветная мечта возродить культурное наследие Чон-Алая.

И все это видится возможным через их ремесло. Сколько бы экзотично ни смотрелся процесс ткачества, на самом деле, это очень тяжелая работа. Сегодня стоит вопрос оптимизации трудового процесса с физиологической точки зрения. Применение инновационных методов к поиску расчета оптимальной технологии при изготовлении ковров, половиков сейчас заботит многих. При этом важно не утратить самобытность древней технологии ткачества, иначе смысла не будет дальше продолжать.

Салтанат считает, что нужно лишь задать нормальные условия для работы ткачих, соблюдать норму, график иначе многие женщины подрывают свое здоровье уже в раннем возрасте, а это бьет по генофонду народа. Труд женщин должен быть оценен по достоинству, для этого сами женщины-мастерицы должны четко понимать для чего они трудятся. 

Шарипа ТАШКУЛОВА, село Сары-Могол, Чон-Алайский район

Мир без нитей есть хаос - так гласит эпиграф к одному известному фильму про веревочную фабрику. И вправду, наследие предков держится на видимых и невидимых нитях, о которых стоит поговорить. Потому, что без сохранения преемственности в передаче традиционных знаний мы обречены на растление и хаос. Звучит, конечно, громко, но это правда, поскольку многое мы уже утратили, а что осталось, требует качественного продолжения. 

Шарипа - представитель молодого поколения ткачих осознанно подходит к своему ремеслу. По ее словам можно четко понять, что ткачество для нее еще и предмет воспитания характера и развития таких человеческих качеств как терпение, чуткость, внимательность и творчество. Она этому ремеслу научилась, когда ей было 12 лет. Сейчас Шарипе 35 лет, она живет и работает в Оше, занимается преподавательской деятельностью в университете и параллельно занимается ткачеством. 

Помню, как первый раз мне моя бабушка Анипа соорудила ткацкую установку для «терме» из тринадцати нитей, так я с помощью своей матери Бунисы потом уже быстро научилась ткать. Ткала с удовольствием. Немного погодя научилась технике «каджары».

Каджары 

Также, как и ткань «терме», «каджары» относится к типу переборных. Узор создается с помощью нитей основы, окрашенных в два цвета, и выявляется только на лицевой стороне. Особенность этой ткани заключается в том, что изнанка под узором имеет «свободные» нити, которые не участвуют в его образовании и выходят на лицевую сторону лишь при тканье следующего узора. При этом чередование «свободных» нитей и нитей, образующих узор, в композиции неизменно ритмично. Уток ткани не виден. Для основы «каджары» пряжу делают более тонкой, чем для «терме». На уток идет обычно одинарная нить темной расцветки. «Каджары» — мягкая, гладкая и сравнительно тонкая ткань; в этом ее преимущество перед «терме».

Процесс ткачества по обычаю сопровождается рассказами интересных историй и соблюдением традиций, показывающий данный факт как социально-культурное явление, чем просто трудовой акт. Становление женщины в кочевом обществе происходило именно в такой среде. Такая социальная модель давала больше возможностей в познании и получении жизненного опыта молодому поколению. 

 Отличительная особенность воспитания горных сообществ заключается в том, что народная педагогика развивается в течение веков в суровых климатических условиях. Опыт воспитания связан с хозяйственной деятельностью: животноводством, охотой, сбором лекарственных трав, др. Это всегда требовало особого подхода к проблемам воспитания и образования, так как обычаи, привычки, обряды, традиции определяются традиционными знаниями и деятельностью горных сообществ. 
 
"Каждая женщина у нас, когда берется за ткачество, делает это с особым отношением. Потому что одним из основных причин, почему мы до сих пор продолжаем ткать - это приготовление приданого для девушки. Когда-то тканые изделия были бытовой необходимостью, а сейчас они стали еще и атрибутами статуса и уважения к вещам, сделанными руками невесты. «Кыз каадасы менен» говорится в народе, смысл которого означает, что девушке должны оказать больше почестей и внимания. Это говорит о том, что роль женщин в кочевом обществе в организации социально-политической жизни рода была высока. Поэтому вокруг женского ремесла мы можем увидеть множество традиций и обычаи, формирующие личность человека".   
 
Жибек ТУРАТБЕКОВА, село Дароот-Коргон, Чон-Алайский район    
 
 
Жибек выросла в большой семье, в семье их пять девочек и пять мальчиков. Сейчас у нее уже своя семья, растят они с мужем четыре девочек и два мальчика. Хотя в Чон-Алае климат бывает суровым, природа не обделила долину плодотворными реками, в ущельях долины простирается обильная растительность, да и дикие животные там не редкость. Как говорят сами чон-алайцы земля их благодатная! В понимании кыргыза человеческая доля в мирских благах предопределено словом «ырыскы» - пропитание и силы для жизни дается Вечным Небом. Поэтому здесь люди доверяют свою жизнь естественному течению общей судьбы народа. Все под небесами. 

Жибек 37 лет, работает в сельском детском саду. Кроме этого активно является лидером группы женщин ремесленниц своего села. Пожалуй, это ее основное призвание продвигать ткацкое ремесло, как в коммерческом, так и в творческом плане. Ее отличает честность, ответственность и преданность своему делу. Не зря местные женщины делегировали ее в качестве лидера. Но при этом Жибек также не отстает от ручной работы, она - отличная мастерица. Ткачеством занимается с юного возраста. В Чон-Алае женщины - трудолюбивые, без дела не сидят. Основное их время занимает ткачество, поскольку сырье они производят сами, они практически сами организовывают и выполняют всю технологическую цепочку производства тканых ручных изделий, начиная от создания шерстяной пряжи и ткачества до продажи тканых изделий. 

"Меня этому ремеслу научила моя мама. Она большой мастер. Когда была еще маленькой, я целиком уходила в процесс ткачества, спешила быстрее показать результат маме, бывало, что даже не замечала, кто рядом сидит. У меня привычка петь во время работы, я очень люблю петь, для меня ткать и петь неразрывные вещи, если пою, то руки начинают перебирать нити, если тку, то произвольно льются песни". 

Село Дароот-Коргон, в котором проживает Жибек, имеет непростую историю. Местность была освоена еще с середины первого тысячелетия до нашей эры. Дароот Коргон (Дараут-Курган) — населённый пункт, посёлок в западной части Алайской долины, центр Чон-Алайского района Ошской области. Посёлок расположен ближе к Алайскому хребту у выхода их ущелья Тенгиз-бей, по которому на север идёт дорога через перевал Тенгиз-бай в Алайском хребте, приводящая в Уч-Курган и далее в Коканд. Дароот-Коргон в буквальном переводе означает “крепость-проходи быстро”, “дароо өт коргон”. Около 300 лет назад во времена Кокандского ханства (по другим данным в XIX веке) здесь была сооружена стена-крепость-, более известная как «стена Кулдатки», которая использовалась в оборонительных целях и была названа в честь одного из военачальников 19-го века. Крепость с многочисленными выбоинами была построена в 1820-21 годах представителями Кокандского ханства, позже ее использовали во времена противостояния с войсками Российской Империи. По форме она четырехугольной формы с бастионами по углам, сложена из сырцового кирпича. Подобные крепости служили местом пребывания ильбегов – кокандских наместников, купцов и торговцев, прибывавших в их ханства. В свое время через Дароот-Коргон проходила часть маршрута Великого Шёлкового пути. 

Жибек и ее коллеги по ремеслу переняли древнюю традицию ткачества, и поныне продолжают нести в себе дух великой долины через шерсть и нить, создавая удивительные пересекающие истории старого времени с новым. 

 

Материал подготовлен при участии ОФ "Институт Стратегии Устойчивого Развития"
в рамках программы "Бай-Алай" при поддержке HELVETAS Swiss Intercooperation Kyrgyzstan  

Автор

Айбек БАЙЫМБЕТОВ

 

Наши партнеры

 

 

                                                                                                        

 

 

 

 

 

Our address:

г. Бишкек, ул. Калык Акиева 99/3а,

 

We are in social networks 

yotubetel

 

 

Our contacts:

+312 891 321;

call2012.isd@gmail.com

© 2021 Institute for Sustainable Development Strategy Public Foundation (ISDS)